Рамиль Гизатуллин - 3 варианта поведения судов, когда к ним поступают дела о прокурорских блокировках

Рамиль Гизатуллин - 3 варианта поведения судов, когда к ним поступают дела о прокурорских блокировках

Мы обжалуем незаконную блокировку сайтов по всей нашей необъятной стране. В Башкирии мы вместе с “Роскомсвободой” сотрудничаем с уфимским адвокатом Рамилем Гизатуллиным. Он поделился своими наблюдениями по поводу того, как башкирские суды выносят решения по блокировке сайтов и почему делают это кто в лес, кто по дрова.


В ходе мониторинга сети «Интернет» (эту фразу очень любят чиновники при оформлении нарушений) находим публикации на официальном сайте прокуратуры Республики Башкортостан и информационного агентства «Башинформ» о подаче заявлений по блокировке сайтов, содержащих запрещённые к распространению сведения. Суды и прокуратура одного региона по аналогичным делам выносят разные решения, и это создает им репутацию непредсказуемых госорганов.
Защищать граждан от недобросовестных лиц в виртуальном пространстве нужно, и даже в соответствии с российским законодательством это можно делать адекватно. Но вместе с этим хотелось бы иметь единообразную судебную практику и не допустить ситуации, когда у трех юристов (например, у прокурора, судьи и адвоката) будет четыре мнения по вопросу блокировки одного сайта.
Рассмотрим три варианта различных по обоснованию решений башкирских судов, когда к ним поступают аналогичные заявления о прокурорских блокировках.

Несоблюдение досудебного порядка урегулирования споров: заявления отклонить
Давайте начнём с картотеки дел Гафурийского межрайонного суда Республики Башкортостан.
30 января 2020 г. в суд поступило шестнадцать административных исковых заявлений от районной прокуратуры с требованием заблокировать сайты (одно от прокуратуры Аургазинского района и пятнадцать из прокуратуры Гафурийского района).
Во всех заявлениях в качестве административного ответчика был указан государственный орган — территориальное подразделение Роскомнадзора, который очевидно не является пользователем или собственником сайтов, содержащих запрещённые к распространению сведения. Делать Роскомнадзор ответчиком по делам о блокировках — юридическая ошибка. В таких делах он может выступать исключительно в качестве заинтересованного лица, которое ведет единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено.
Примечательно, что по всем шестнадцати делам судьи вернули заявления ввиду несоблюдения досудебного порядке урегулирования данной категории споров.
Эти судебные решения не опубликованы, но с учётом имеющегося опыта могу предположить, что в исковых заявлениях не были указаны сведения о владельцах или пользователях ресурсов, которые прокуратура хотела заблокировать. А это 100-процентное основание для отмены решение суда. Так зачем изначально работать в корзину?

Несоблюдение досудебного порядка урегулирования споров: заявления принять
Как же обстоят подобные дела в других суда, например в Благоварском межрайонном суде Республики Башкортостан? Туда с 17 января 2020 и по 28 февраля 2020 г. поступило тринадцать административных исковых заявлений (одиннадцать из прокуратуры Буздякского района и два из прокуратуры Благоварского района).
В качестве ответчика было указано всё то же территориальное подразделение Роскомнадзора. Все эти заявление были удовлетворены судом, несмотря на то, что из опубликованного текста решения по делу № 2а-270/2020 суда видно, что досудебный порядок урегулирования спора и вызов собственников или пользователей сайтов не предпринимался. Почему в одном суде требуют досудебное урегулирование, а в другом нет?

Территориальное подразделение Роскомнадзора привлечено в качестве заинтересованного лица: заявления принять
В Иглинском межрайонном суде с 3 по 11 марта 2020 г. было зарегистрировано 32 исковых заявления прокуратуры Нуримановского района о блокировке сайтов. Все они были удовлетворены судом без соблюдения досудебной порядка урегулирования спора и извещения заинтересованных лиц.
Примечательно другое — территориальное подразделение Роскомнадзора привлечено не в качестве ответчика как в первых двух случаях, а в качестве заинтересованного лица. Хоть что-то здесь сделано правильно.
Судебная практика и позиция представителей надзорного ведомства отличается от района к району, что в случае с правом недопустимо, так как препятствует формированию единой судебной практики.
Адвокат Рамиль Гизатуллин подчёркивает, что формирование единой судебной практики важно в первую очередь для самих госорганов:
“Российский юрист и государственный деятель Анатолий Фёдорович Кони в конце 19 века сказал: «Власть не может требовать уважения к закону, когда сама его не уважает...». Я полагаю, что республиканская прокуратура должна изучить вынесенные решения по делам и для сохранения репутации пронести на них протест. Полагаю, руководству республиканского Верховного Суда и прокуратуры следует предпринимать реальные действия по исправлению ситуации в данном вопросе, может, даже путем составления методических рекомендаций по данной категории дел”.
Это напрямую касается компетенции правоприменителей, так как в случае отмены судебного акта апеллянт не только восстанавливает status quo, но и получает право на взыскание убытков и расходов представителя.
Например, так произошло в деле с исковым заявлением прокурора Благоварского района, который после отмены судебного акта в апелляционном порядке отказался от иска. Советский районный суд г. Уфы взыскал с Министерства финансов России судебные расходы в сумме 10 000 рублей на услуги представителя. Сумма небольшая, но репутационные издержки для государства в этой истории более значительны.